Анонсы:
Парфюмерия
​Mon Parfum Cheri, par Camille Annick Goutal и «Владыка тумана» Карлоса Сафона

Да простится мне, что смешала в кучу «кони-люди», парфюм и книги, но иначе мне очень трудно объяснить, что я чувствую, открывая флакон с ароматом, посвященном дочери Анник Гуталь, Камилле, нынешней главе дома Гуталь.

«Владыку тумана» Карлоса Сафона я прочитала с год назад. Прельстилась на отзыв Кинга, что, мол, книжка ему ну прям очень-очень, и все такое. Самого Сафона люблю, «Тень ветра» прочитала давно, на испанском, впечатлилась. «Игру ангела» осилила позже. Впечатление было помягче, ибо такая мистика – в моем понимании – не страшная, я боюсь мистики физиологической, вернее, не люблю членовредительских живописаний, хотя у Кинга их полно, да и в американском фольклоре только копни, да чего там! – куда не плюнь, сплошь и рядом об этом, будь то городские легенды или африканские предания Юга.

За «Владыку» взялась с удовольствием, но довольно быстро его утратила. Автор в предисловии предупреждает, что эта книга – из серии написанных до «Тени», Сафону мыслилось, что это будут книги для юношества, которые интересно открыть и в тринадцать, и в сорок три и даже в восемьдесят. Может, в тринадцать это читать и интересно, хотя и не очень понятно, то в сорок все понятно настолько, что торчащие изо всех щелей ухи, скажем так, заимствований, даже не дюже развитых авторской фантазией, что это начинает утомлять. До раздражения дело не дошло, ибо я погрузилась в сравнительный анализ, откуда Сафон добыл вот этот кусок, и вот этот, и тот тоже, — а до конца утомиться не позволил незначительный объем произведения.

При чем тут Мон-парфюм, спросите? А я носила его все три дня, пока читала. И думалось мне, что больше всего Мон-парфюм подходит не «Владыке». Влажное, землистое пачульное звучание аромата, с наброшенной вуалью сладковатой – так и тянет сказать кладбищенской! – сливы подходит не ему, а воистину впечатляющему незабвенному кинговскому «Оно», которое так и лезло мне в голову с каждой страницы сафоновского романа.
Это творение Гуталь до неприличия стойкое, иногда фонит с кожи до десяти, а то и двенадцати часов – доводилось мне пользоваться им с вечера, и утром он все еще бродил где-то рядом. Ирис и фиалка, ну да, — добрая улыбка со сжатыми губами, чтобы спрятать длинные волчьи зубы на размалеванном клоунском лице, хотя, пожалуй, только они и способны отвлечь от кровавых подведенных глаз. Очень скоро забываешь про цветы и слышишь только слабое звучание увядших на могилах букетов на фоне мокрой, разрытой для очередной могилы земли, влажных комьев, превращающихся под холодным дождем в грязь. Вечер будет угасать, за оградой будет темнеть, потянет поскорее вернуться домой, залезть в постель и спрятаться от всех детских страхов под теплым одеялом. Ты сладко заснешь, и сны будут простыми и незатейливыми, а утром ты постараешься углядеть в окне солнце, но там будет только туман, слабый аромат мокрой земли и чеширская улыбка адского клоуна.

Композиция аромата включает ноты: ирис, лист пачули, гелиотроп, фиалка и слива.

29

Автор публикации

Пользователи не найдены

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...
0
5
491
5 комментариев

Конечно, всё же индивидуально.

Ответить

Значит, я вас предупредила ))) Хотя, у меня воображение богатое, кто знает, может Вам он будет просто ирисовой пудрой и сливовой древесиной? ))

Ответить

Странные ароматы точно не по мне, т.е. мне нравится на ком-то, но только не на мне самой.

Ответить

При определенном настроении — в восторге )) Но я парфманьяк, фанат ирисов и вообще странных ароматов. Покупать без затеста никакой парфюм не посоветую, и этот тем более ))

Ответить

Очень интересно вы всё описали, единственное, я только так и не поняла вы в восторге от аромата или наоборот?

Ответить
Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

ОСТАВАЙТЕСЬ С НАМИ
Подпишитесь на наши лучшие статьи

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Генерация пароля